Жора Крыжовников признался, что завидует Кантемиру Балагову из-за его съемок пилота сериала «Одни из нас» для НВО

2 марта в эфире телеканала «Россия-Культура» состоялась премьера программы «Белая студия» с участием режиссера, сценариста и продюсера Жоры Крыжовникова. Под таким псевдонимом вся страна сегодня знает Андрея Першина. В студии шоу он откровенно рассказал о своей работе и творческих планах.

03.03.2021

Так, Крыжовников признался, что у него есть три любимые эмоции: зависть, стыд и смирение. «Это заповеди, которым нужно следовать: надо завидовать и четко это осознавать, надо стыдиться ошибок и смиряться перед лицом мировой культуры. Это лекарства против больного эго. Потому что в нашей профессии оно так разбухает», — поделился режиссер.

Жора признался, что иногда завидует своим коллегам, например, Кантемиру Балагову, который впервые в истории российского кинематографа снимет пилот потенциального блокбастера «Одни из нас» на канале HBO. Автор призера Каннского фестиваля за картину «Дылды» создаст первую серию киноверсии компьютерной игры The Last of Us. Крыжовников отметил, что Балагову невозможно не завидовать.

«Я не борюсь со своей завистью, я ее пестую, я над ней тружусь, чтобы завидовать. Парадокс-то в том, что если ты не принимаешь свою зависть и делаешь вид, что никому не завидуешь, что у тебя, дескать, своя дорога — то зависть только растет, и это начинает тебя разрушать. Я завидую тем, у кого получается делать вещи, которые не получаются у меня. Вот, например, Кантемир Балагов будет снимать пилот сериала для НВО. Ну, невозможно не испытывать зависть к Кантемиру Балагову!» — заявил Жора.

Крыжовников отметил, что нужно не только себе признаваться в зависти, но и, по возможности, сообщать о ней коллегам. «Уколы зависти очень важно фиксировать, потому что это тоже двигатель. Как только ты это проговариваешь, ты избавляешься от плохой составляющей зависти. Зависть же бывает белая и черная. Черная, когда думаешь: ''Только бы тебя сняли с этого пилота, чтобы пилот не получился!'' А белая: ''Я хочу так же, тоже хочу снять какой-то сериал, чтобы его смотрел весь мир''. И тогда эта зависть становится положительной. Ее нужно принять», — отметил режиссер.

Жора также заявил, что его не радует сравнение с Леонидом Гайдаем, к которому часто прибегают российские кинокритики. По словам режиссера, по человеческому содержанию ему всегда хотелось приблизиться к фильмам Георгия Данелии. «У Гайдая боли нет, и закончится все лучше, чем было. А у Данелии боль и горечь так и остаются. Боль — это то, что делает героя интересным… Это основной двигатель и в драме, и в жизни. Она тебя толкает что-то менять», — отметил сценарист.


Последние новости